Ванга

Биография Вольфа Мессинга

Биография Вольфа МессингаОдин из самых известных телепатов - Вольф Мессинг – это человек уникальной и необычной судьбы. Он известен далеко за пределами нашей страны.
И этот рассказ о его судьба, а также о тех необычайных способностях, которыми он обладал. Дата рождения Вольфа Мессинга – десятого сентября 1899 года. Место рождения – маленькое еврейское местечко Гора-Калевария, расположенное близ Варшавы. В то время это была территория Российской империи. Родился Вольф в очень набожной, религиозной семье. Кроме Вольфа, в семье росло еще три сына, и отец очень строго относился к их воспитанию.

Самое раннее детство Вольфа Мессинга омрачено заболеванием под названием лунатизм. Но родители вылечили своего ребенка весьма странным способом. Каждый вечер ему перед кроватью под ноги ставили корыто с холодной водой. Во время приступов лунатизма маленький Вольф вставал ногами в эту холодную воду и сразу же просыпался.
В шесть лет Вольф был отдан в специальную школу при синагоге, которая называлась хедер. Самый главный предмет, изучаемый в данной школе, был талмуд. Дети должны были заучивать из него молитвы, страницу за страницей. Благодаря превосходной памяти, Вольф легко запоминал молитвы, поэтому в зубрежке талмуда он преуспевал. Благодаря этой своей способности и произошла его встреча с Шолом-Алейхемом. Атмосфера фанатичной религиозности, царившая и дома и в хедере, привела к тому, что Вольф Мессинг стал очень набожным и религиозным, но нервным ребенком.
Заметив такие удивительные способности ребенка, раввин решил отправить Вольфа учиться дальше на духовном поприще. Он хотел, чтобы Вольф поступил в духовное учебное заведение, готовящее иешиботов – священнослужителей. Но Мессинг не желал стать духовнным служителем и наотрез отказался от данного предложения раввина. Его уговаривали, спорили, но потом поняли, что все напрасно, и оставили ребенка в покое. А потом произошло «чудо», в которое маленький мальчик поверил сразу и верил еще какое-то время после.
Как то вечером отец оправил Вольфа за пачкой папирос в лавку. Уже наступили сумерки. Назад ребенок возвращался уже в полной темноте. Подходя к своему крыльцу, Вольф увидел, что на нем выросла огромная фигура, одетая во все белое. В сумраке Вольф увидел глаза, горящие внутренним огнем, большую бороду на широком, скуластом лице. Вестник небес, воздев руки к небу, промолвил следующее:

- Я послан к тебе свыше, сын мой! Я должен предречь твое будущее… А оно предназначено служению Господу Богу. Ты должен идти в иешибот!
Можно представить, какое впечатление это появление оказало на религиозного, нервного и даже экзальтированного мальчика. От увиденного он упал и потерял сознание. Когда мальчик пришел в себя, все рассказал своему отцу. И тогда отец очень серьезно ему ответил:

Биография Вольфа Мессинга- Ты же видишь, этого хочет Бог. Ну что, ты решил идти в иешибот?
И испуганный, потрясенный ребенок сдался. Учебное заведение – иешибот – находилось в другом городе. Таким образом началась новая жизнь Вольфа Мессинга, жизнь вне дома. В духовном учебном заведении он отучился два года. Оставалось совсем немного, и он стал бы раввином. Но, как видно, Господь Бог решил по-другому.
В училище Вольф жил в молитвенном доме, в котором иногда останавливались странники. Так, однажды в этом доме остановился человек атлетического телосложения и огромного роста. И представьте состояние ребенка, когда в голосе этого странника он узнает голос того «посланника небес», который предсказал ему учебу в иешиботе? От этого открытия Мессинг испытал потрясение, не меньшее, чем то, которое он получил перед своим домом два года назад. И тогда до него дошло, что все это было подстроено его отцом и что возможно, этому проходимцу даже заплатили за то, что он сыграл перед мальчиком роль. И все это было сделано только для того, чтобы Мессинг согласился пойти учиться в иешиботе! Подросток очень болезненно пережил данное открытие, и решил навсегда покончить в духовным учебным заведением. Но и к отцу, который его обманул, он тоже не хотел приходить назад. Тогда Вольф задумал сбежать.
В кармане мальчика оказалось целых девять копеек, но это обстоятельство его не остановило. Он пошел на станцию железной дороги, располагающуюся неподалеку, сел в первый попавшийся полупустой вагон и сразу же залез под скамейку, так как билетов у него, естественно, не было. Как выяснилось позже, этот поезд следовал в Берлин. Проверяющий билеты кондуктор, заметил под скамейкой мальчика, и начал требовать у него билет. Момент настал критический, все нервы мальчика были на пределе. Вольф схватил какой-то клочок бумаги, валявшийся на полу, и протянул кондуктору. Мальчик смотрел мужчине в глаза. Всеми своими силами он очень страстно начал желать, чтобы эта бумажка действительно оказалась билетом, или чтобы кондуктор хотя бы принял ее за билет. Мужчина-кондуктор взял из рук мальчика бумажку, некоторое время повертел ее в своих руках, а затем прокомпостировал в тяжелом компостере. Возвращая «билет» обратно, он ворчливо произнес:

- С билетом, а чего же тогда под скамейкой едешь? Мест ведь в вагоне полно… В Варшаве будем через два часа.
Именно таким образом, в момент серьезного душевного напряжения и опасности впервые проявились феноменальные способности Мессинга к внушению.
В Берлине Вольф устроился на работу в качестве посыльного в доме для приезжих, располагавшемся на Драгунштрассе. Он выполнял различные мелкие поручения. Позже, когда он вспоминал свою жизнь, Мессинг повторял, что это время было для него самым трудным. Так как заработок у него был минимальный, он постоянно голодал. Все могло кончиться очень трагически, если бы в дело не вмешался случай…

Как-то раз с большим пакетом он был послан в пригород. И тут прямо на мостовой города Берлина он падает в голодный обморок. Его направляют в больницу, но обморок все никак не проходит. Дыхания не было, пульс не прощупывался, тело было холодным. Вольфа Мессинга перенесли в морг. Но там молодой студент заметил, что сердце мальчика, пусть редко и слабо, но все-таки бьется.
В себя Мессинг пришел только на третьи сутки с помощью профессора Абеля. На то время Абель был известным невропатологом и психиатром, его прекрасно знали в научных кругах. Профессор объяснил ребенку, что он впал в состояние, которое называется летаргия. Вызвано это состояние, по всей видимости, истощением и малокровием, а также нервным потрясением. К своему огромному изумлению, Абель понял, что мальчик может полностью самостоятельно управлять своим организмом. Уже тогда профессор назвал Мессинга «удивительным медиумом».
После этого Абель, вместе с Мессингом начали ставить опыты. Он говорил ребенку, что тот может приказывать себе все, что хочет.

Опыты внушения Вольфу профессор Абель начал проводить совместно со своим коллегой и близким другом профессором психиатрии Шмиттом. А Вольф Мессинг всегда впоследствии говорил, что с улыбки этих во т людей ему начала улыбаться и судьба.

Но Абель не только ставил опыты, он же познакомил Вольфа с его первым в жизни импресарио. Это был господин Цельмейстер – представительный красивый мужчина примерно 35-летнего возраста. Импресарио устроил Вольфа в паноптикум, который находился в Берлине. После этого, каждую пятницу с самого утра Вольф ложился в гроб из хрусталя и впадал в каталептическое состояние. Все это он проделывал до того, как открывался паноптикум. И в этом состоянии на протяжении трех полных суток, он должен был лежать в этом гробу. Внешне он действительно очень походил на покойника.

В этом месте Вольa работал около полугода. Если подсчитать, то за это время около трех месяцев он провел в холодном и прозрачном гробу. Но и зарабатывал он по тем временам баснословную сумму – пять марок в сутки.
В свое свободное время Мессинг продолжал тренировать и развивать уникальные способности. Он научился понимать те мысленные команды, которые во время опытов ему передавали Абель и Шмитт. А из целого сонмища мыслей, которые кружили в его голове, он научился выделять самые ему необходимые. Также он очень любил бродить по базарам и «прослушивать» мысли простых берлинских торговцев. А для того, чтобы проверить правильность своих экспериментов, он иногда подходил к тому или иному прилавку, и, глядя прямо в глаза продавцу, говорил:

- Не надо волноваться… У тебя все будет хорошо…

Слушая возгласы удивления, он понимал, что его догадки оказывались верными.
Таким образом он тренировался на протяжении двух лет. Но профессор Абель научил Мессинга еще одному действию – он научился усилием воли отключать болевые ощущения в тех или иных местах организма. И только тогда, когда к нему пришла полная уверенность в своих силах, он начал свои удивительные выступления в Витергартене – варьете Зимнего сада.
В самом начале своего выступления он представал перед публикой в роли факира. Ему при всех прокалывали насквозь шею иглой, иглами кололи грудь, но он заставлял себя не чувствовать болевых ощущений. А в заключение этого номера на сцене появлялся артист, одетый как миллионер. Сразу же после этого, на сцену выскакивали «разбойники» и на глазах удивленной публики «убивали» миллионера. При этом, они его, естественно, грабили, забрав фальшивые драгоценности. Эти драгоценности раздавались всем посетителям варьете с просьбой спрятать их в любом удобном для них месте. Единственное эти драгоценности не разрешалось выносить из зала. А потом появлялся в роли сыщика Вольф Мессинг. Проходя мимо столиков, он подходил к дамам и их кавалерам с просьбой вытащить из такого-то места и отдать ему украденную драгоценность. И этот номер постоянно пользовался бешенным успехом у берлинской избалованной публики.
В возрасте 15 лет Цельмейстер устроил Вольфа в знаменитый цирк Буша. На дворе был 1914 год.
Но даже после начала первой мировой войны, в программе Мессинга мало что изменилось. Были все те же иголки в груди и прокалывание шеи. Но начались первые психологические опыты. Работая у Буша, Вольф не стал раздавать украденные драгоценности с тем, чтобы потом их найти. Артисты цирка, наоборот, собирали у посетителей различные вещи. После этого все собранные вещи складывались в одну общую груду. Задача Мессинга была разобрать эти вещи и раздать их хозяевам.
1915 год знаменателен для Мессинга тем, что вместе со своим импресарио он впервые отправился в турне. Путь его лежал в Вену, в которой он показал свою программу психологических опытов. Цирк остался навсегда позади. Гастролировал он в течение трех месяцев и всегда с неизменным успехом.
В Вене, во время этих гастролей, произошла встреча Мессинга с Альбертом Эйнштейном. В 1915 году Эйнштейн находился на вершине своей славы. Посмотрев одно из выступлений Вольфа, известный ученый пригласил его к себе домой.

В гостях у Эйнштейна Мессинг встретил еще одного человека. Это был известный австрийский врач-психолог Зигмунд Фрейд. И именно Фрейду принадлежит идея приступить к опытам. Он решил стать индуктором, то есть человеком, который мысленно отдает приказы.

Первое задание было следующим. Фрейд мысленно велел Вольфу найти на туалетном столике пинцет, и с его помощью выщипать из знаменитых усов ученого три волосины. Мессинг выполнил все, но, подойдя к Эйнштейну, сообщил ему, что он по приказу Фрейда должен сейчас сделать. На что Эйнштейн лукаво улыбнулся и подставил ему свою щеку.

А вот второе задание не представило Мессингу никакого труда. Ему надо было подать великому ученому его любимую скрипку и попросить, чтобы Эйнштейн на ней что-нибудь сыграл. После того, как Мессинг безошибочно выполнил приказание Фрейда, Эйнштейн взял в руки скрипку и заиграл. Вечер прошел очень интересно и весело, хотя надо было напомнить, что одному из этих трех человек – Вольфу Мессингу, было всего 16 лет. Прощаясь с Альбертом Эйнштейном, Вольф Григорьевич услышал слова о том, что если ему когда-нибудь будет плохо, чтобы он приходил к Эйнштейну.

В 1917 году у Мессинга наметилось большое турне, которое длилось 4 года. За это время он побывал Бразилии, Японии, Аргентине. Только в 1921 году он вернулся назад в Варшаву. К тому времени, Польша уже была самостоятельным государством, выйдя из состава Российской империи. И родной городок Мессинга тоже оказался на территории Польши.
Вольфу Мессингу в 1921 году исполнилось 23 года, и он был призван в армию Польши. После нескольких месяцев службы солдат Мессинг был вызван к командиру, где командир сообщил ему, что с ним, с Мессингом, хочет поговорить сам Юзеф Пилсудский - «начальник Польского государства».

Воспоминания Вольфа Григорьевича об этой встрече заключаются в следующем. Его привели в роскошно обставленную гостиную, в которой находилось высшее придворное общество Польши того времени. Были среди них дамы и военные. Сам же Пилсудский был одет очень скромно, на нем не было ни знаков различий, ни орденов.
Опыт заключался в том, что за портьерой был спрятан чей-то портсигар. Для Мессинга это было действительно простое задание. И хотя многочисленная группа придворных следила за ним, он очень быстро и просто справился с заданием. Ему все громко аплодировали. А позже состоялось уже близкое знакомство с Пилсудским в его кабинете. По воспоминаниям Мессинга «начальник государства» ( а таков был его официальный титул) был очень суеверным человеком. Он увлекался спиритизмом, обращал внимание на число 13. К Мессингу он обратился с очень личной просьбой, о которой Вольф никогда не рассказывал. Доподлинно известно только то, что эта просьба была выполнена.

После того, как военная служба была окончена, Вольф Мессинг продолжил свои, как он называл, психологические опыты. У него появился новый импресарио -это был господин Кобак – вместе с которым они объездили всю Европу. Свои психологические опыты Мессинг показывал в Риме, Париже, Лондоне, Риге, Берлине, Стокгольме. Например, в Риге он показывал следующий опыт. По улицам города он ездил на автомобиле на водительском сидении, при этом глаза его были очень крепко завязаны полотенцем черного цвета, ноги лежали на педалях, а руки – на руле. А рядом, на пассажирском сиденье, сидел настоящий водитель, мысленно указывающий куда Мессингу ехать, и что в какой момент времени делать. В связи с тем, что Мессинг ни до этого опыта, ни после него больше никогда не садился за руль автомобиля, этот опыт был очень интересен, тем более что проводился он на глазах тысяч зрителей.
В то время он открыл для себя новые континенты – Австралию, Азию, Южную Америку. Побывал он и в Индии.

Вольф Мессинг уже тогда был знаменитостью, и к нему постоянно обращались люди с самыми различными просьбами. Кто-то просил найти украденную вещь, а кто-то – уладить отношения в семье.
Широко известен один подобный случай. Он относится к одной из самых богатых и известных в Польше людей - графов Чарторыйских. У этой семьи имелись огромные поместья и сумасшедшие суммы денег. Граф Чарторыйский имел довольно серьезное влияние на жизнь государства. Причина, по которой он обратился к Вольфу Мессингу, заключалась в следующем.

Случилось так, что в этой знаменитой и очень богатой семье пропала реликвия – старинная брильянтовая брошь, которая передавалась из поколения в поколение на протяжении нескольких столетий. Ювелиры, которые эту брошь видели, утверждали, что примерная ее стоимость составляла около восемьсот тысяч злотых – по тем временам сумма неслыханная. Попытки отыскать эту брошь ни к чему не привели. При этом, Чарторыйские не могли никого заподозрить в похищении, ведь чужие на территорию замка, где хранилась данная брошь, проникнуть незамеченными не могли, а многочисленная прислуга, находящаяся в замке, служила графам верой и правдой не один год. В своей прислуге графы Чарторыйские были полностью уверены. И, сколько бы частных детективов они не нанимали, ничего изменить не удалось.

Вольф Мессинг находился в Кракове, когда к нему на принадлежавшем семье Чарторыйских самолете прилетел сам граф Чарторыйский с просьбой распутать это таинственное дело. Мессинг согласился, и на другой день они вместе с графом вылетели в Варшаву, и через непродолжительное время уже были в родовом поместье графов Чарторыйских.
В те времена у Мессинга была довольно колоритная внешность: он имел длинные, иссиня черные волосы, которые вились вдоль бледного лица. Тот, кто его не знал, считал, что рядом с ним находится художник. Так и решили сделать. Граф сказал своим, что пригласил к себе в замок художника.

Немного освоившись, Мессинг приступил к выбору «натуры» - человека, которого он якобы собирался рисовать. Перед ним прошли все служащие замка. И Мессинг пришел к выводу, что граф оказался прав, все эти люди были честными и преданными слугами своего хозяина, брошь они не брали. Затем Мессинг познакомился со всеми, кто жил в это время в замке. Поихитителя среди них тоже не нашлось. Но в замке нашелся один человек, о котором Мессинг не смог ничего сказать. Складывалось впечатление, что он закрывается от Вольфа каким-то экраном, невозможно было не только прочесть его мысли, но и даже определить его настроение.
Этот человек был слабоумным мальчиком, которому было 11 лет. Он был сыном одного из слуг, который много лет отлично проработал в замке. И этот мальчик пользовался огромной свободой. Ведь хозяева в замке жили не всегда, и мальчик мог заходить в любые комнаты. Он всегда был тих и спокоен, ничего плохого не делал, и на него никто не обращал внимание. В случае, если это он взял брошь, то сделал он это без какого-либо умысла, а просто так. Именно так и предположил Вольф Мессинг. Но данное предположение необходимо было проверить.
Мессинг пригласил мальчика в комнату, в которой было очень много детских игрушек. Сам он делал вид, что рисует. Через непродолжительное время он достал из кармана золотые часы и начал ими раскачивать, чтобы мальчик обратил на эти часы внимание. После этого, он отцепил часы, затем положил их на стол и вышел из комнаты, чтобы незаметно наблюдать за мальчиком.
Как и ожидал Мессинг, мальчик подошел к часам, сначала их точно также покачал, а затем засунул их в рот. Таким образом он игрался где-то около получаса. Потом мальчик подошел к чучелу медведя, стоявшему в этой комнате, и с удивительной ловкостью залез на него. В одно мгновенье, золотые чаcы, сверкнув на солнышке, оказались в пасти медведя. Таким образом и выяснился похититель и его безмолвный сообщник.

Для того, чтобы вызволить находки, горло и шею медведю пришлось распороть. И до чего же все были изумлены, когда из недр чучела медведя были извлечены огромное количество различных блестящих предметов, таких как елочные украшения, позолоченные чайные ложечки, разноцветные кусочки стекла от разбитых бутылок. И, естественно, среди этих «драгоценностей» отыскалась и фамильная реликвия графов Чарторыйских – брильянтовая брошь.

Заключив предварительно договор с Мессингом, граф должен был отдать ему 25 процентов от стоимости найденной вещи. То, что было найдено в недрах медведя, стоило около миллиона злотых, так что Вольф заработал 250 тысяч. Вльф Мессинг от данной суммы отказался. Правда, он все равно попросил графа помочь ему взамен. Месиингу понадобилось, чтобы граф употребил все своей влияние и могущество на отмену принятого не так давно постановления польского сейма, которое ущемляло права еврейского народа на территории Польши. Довольно скуповатый граф согласился на такую просьбу, и через две недели после описываемых здесь событий постановление было отменено.
Аналогичных дел Мессингу пришлось провести не одно, а довольно много. Можно привести еще один пример довольно интересного дела.
Речь идет о нашумевшем в 20-х годах в Париже деле банкира Денадье. Это был очень скупой и, конечно же, очень богатый человек. После смерти своей жены, в уже довольно преклонном возрасте он женился второй раз на совсем молоденькой женщине. Эта женщина, выходя замуж за старика, прельстилась, естественно на го богатства. Но у банкира была дочь, которой очень не нравилось сложившееся положение вещей. Отец ей положил содержание, которое дочери казалось унизительно маленьким. А вот эти три совершенно разных, но являющихся близкими родственными, человека были единственными обладателями роскошной виллы Денадье. Прислуга, работающая на вилле, была приходящей и на ночь не оставалась в доме никогда.
И вот на вилле начали происходить абсолютно странные вещи. Как-то раз банкир, вечером сидевший один в комнате, вдруг собственными глазами увидел, как портрет его первой жены сначала качнулся в одну строну, а затем – в другую. Перепуганный банкир во все глаза начал смотреть на портрет, и вдруг волосы у него встали дыбом – он увидел, как жена на портрете повела глазами, а затем по портрету пробежало какое-то движение. Складывалось впечатление, что покойная пытается покинуть тесные для нее рамки портрета. Но сделать ей это не удается, вот и раскачивается портрет на стене.

Впечатление, которое подобные движения оказали на суеверного пожилого человека, было просто ужасным. Он закрыл глаза и начал очень громко кричать. И только через долгих 30 минут, то может и несколько позже, на его крик прибежали жена и дочь. До этого они были в театре.
После этого случая портер начал подмигивать банкиру и качаться каждую ночь. Иногда такое раскачивание сопровождалось стуком в стену как раз в том месте, где висел портрет. Банкиру казалось, что звуки идут прямо изнутри стены. Но необходимо обратить внимание на одну важную деталь: все это безобразие происходило только тогда, когда ни дочери, ни жены в доме не было. А когда они были дома, портрет вел себя прилично.

Тогда Денадье решил обратиться в полицию. Ночью, в тайне ото всех в его комнате остался дежурить детектив. Когда наступило урочное время, портрет начал свои мистические действия. Бравый детектив решил подойти поближе и разобраться во всех этих непонятных действиях, но очень поспешил к стене, упал и вывихнул себе ногу. И после этого тогда уже никто не стал сомневаться, что в этом деле явно замешана нечистая сила. Полиция отказалась вести дело, и Денедье остался один на один с этим кошмаром.
И тогда этим случаем заинтересовался Вольф Мессинг. Он прочел обо всем в парижских газетах. Получив рекомендацию от перфекта парижской полиции, Мессинг обратился к банкиру. И в первый же вечер остался в комнате банкира. Состояние последнего было уже близко к помешательству, но на все уговоры снять портрет своей первой супруги он отвечал категорическим отказом. Не смотря на то, что он женился вторично, память о своей первой супруге об берег свято. Ждать больше не было никакой возможности: бедняга мог или сойти сума или скончаться от страха. И этот вечер оказался полностью подходящим для исследований Мессинга, ведь и жена и дочь банкира опять уехали в театр.
Мессинг вместе с банкиров выключили в комнате свет, и Вольф сразу понял, что на вилле кто-то есть еще. И практически сразу ему стало понятно, что этот кто-то находится за стеной, в комнате дочери банкира. Практически сразу же раздался стук в стену. Одновременно Мессингу стало видно, что портрет начал раскачиваться. Зрелище было не из приятных. Бедный банкир, полностью обессиленный от ужаса, безвольно лежал в своем кресле.

Тогда Мессинг, очень осторожно, чтобы как детектив не повредить себе ногу, начал медленно продвигаться вдоль стены и оказался у выхода. Выйдя в коридор, он подошел к комнате дочери банкира и постучал в ее дверь. Стук в стену над портретом сразу же прекратился. Но дверь никто не открыл. Тогда Мессинг подналег на нее изо всех своих сил, задвижка не выдержала и оторвалась. На кровати в комнате лежала молодая женщина, тщетно делая вид, что только что проснулась.
Мессинг не высказал своего удивления и только спросил дочь банкира (а это была она), почему она не в театре, как сообщила об этом отцу. И при этом он стоял и читал ее лихорадочные мысли. Через несколько мгновений вся картина преступления ему была полностью ясна.

Оказывается, на почве скупости Денедье, его жена и дочь нашли общий язык. Им обоим не нравился тот скромный и простой образ жизни, который вел пожилой человек. И они решили довести банкира до сумасшествия. Ими был сконструирован специальный тайный механизм, который приводил в движение портрет и они начали планомерно действовать на психику пожилого человека. Но этой же ночью префект арестовал обеих преступниц, а помог ему в этом Вольф Мессинг.
Лучше всего прочувствовать судьбу у Мессинга получалось у человека, которого он видел в первый раз, а лучше всего, чтобы у него в руках был какой-либо предмет, принадлежавший данному человеку. Но при этом необходимо, чтобы рядом стоял родственник данного человека и думал о нем.

В тридцатые годы, в Польше как то к Мессингу обратилась молодая женщина. Пришла к нему, зная, что он может читать чужие мысли.
С собой она принесла фотографию, на которой был изображен молодой мужчина, имевший явное портретное сходство с ней.
Мессингу женщина сказала, что на фото изображен ее брат, который два года назад уехал в Америку за деньгами и за счастьем. И с тех пор о нем ни слуху и ни духу.
Мессинг внимательно посмотрел на фотографию, и вдруг перед его мысленным взором предстал мужчина, живой и одетый в хороший костюм. Мессинг сказал обеспокоенной сестре, что брат его жив, что у него были очень тяжелые времена, но теперь он их них выкарабкался и через тринадцать дней, начиная с этого дня, она получит от брата весточку.
Женщина ушла, а дома обо всем об этом рассказала своим соседям. Молва о предсказании Мессинга пошла среди знакомых и, в итоге, даже попала в газеты. Многие газетные издательства спорили между собой: сбудется предсказание Месинга или нет? Когда наступил тринадцатый день, перед домом сестры собралось уйма народа, все ждали результата предсказания. Письмо из далекой

Филадельфии пришло сестре с вечерним поездом.
Об этой сенсации писали практически все польские газеты.

Но известен случай, когда Мессинг ошибся в своих предсказаниях. Ну, не совсем ошибся, но все-таки… Дело было так.
Произошел этот случай опять-таки в Польше. К Мессингу пришла пожилая женщина. Вся седая, с уставшим и каким-то поникшим взглядом, она зашла и сразу же начала плакать. Мессинг спросил ее, в чем дело, на что женщина ответила, что уже два месяца нет ни единой весточки от ее сына. И она хочет узнать, что с ним произошло. На это Мессинг попросил фотографию сына и какую-либо вещь, ему принадлежавшую. Было бы даже лучше, если бы она смогла дать письмо своего сына. Женщина дала ему все, что требовалось. Из синего казенного конверта Мессинг достал письмо, которое украшали размазанные чернила. Скорее всего, это мать рыдала над письмом своего любимого сыночка.

Мессингу совсем не обязательно читать то, что было напиcано в письме, но в этот раз он прочел только начало и конец. Начиналось оно словами «Дорогая мама!», а заканчивалось – «Твой сын Владик». Вольф сосредоточился, напрягся и отчетливо увидел, что человек, который писал эти строки, мертв.

Он повернулся к несчастной матери и сказал ей, чтобы она была мужественной, что у нее еще в этой жизни очень много дел. Чтобы она помнила о своей дочери, которая сейчас ждет ребенка, ее будущего внука. Он объяснял женщине, что без нее дочь не сможет сама вырастить ребенка. Долго пытался Мессинг отвлекать мать от заданного вопроса, но ведь все равно отвечать было необходимо, и наконец, он сказал о том, что Владик умер.

Несчастная мать поверила в это сразу, и еще целых пол часа Вольф уговаривал ее и пытался доказать матери, что ей нужно жить ради дочери. Затем женщина ушла.
Прошло время, Мессинг совершенно забыл об этом случае, ведь практически каждый день к нему за помощью обращалось три-четыре человека. И не удивительно, что доброе и усталое лицо пожилой женщины вытеснялось из его памяти другими лицами.
И вдруг через примерно полтора месяца после того случая, Мессинг получает телеграмму, в которой написано, чтобы он очень срочно приехал. А вызывают в город, в котором он был совсем недавно.

Мессинг рванул первым же поездом. На перроне он увидел людей, которые пришли его встречать. Только он не заметил ни одного приветливого или улыбающегося лица. Все были серьезные и даже неприветливые.
От толпы отделяется молодой мужчина и идет к Мессингу со словами:
-Вы ведь Мессинг?
- Да, - отвечает Вольф.
-Что, ожидаете цветы и приветствия? Мессинг, вы - шарлатан!
- Почему? – удивляется Вольф
- Потому что вы похоронили живого человека!
- Но я не могильщик, я никого не хороню.
- Но помимо этого, вы чуть не убили вот эту женщину. Мою бедную несчастною мать
Тут Мессинг увидел смутно знакомое лицо и спросил молодого мужчину:
- А кого же это я заживо похоронил?
- Меня, - ответил он.
Местечко было еврейским, и как принято в таких случаях, для разборов пошли к раввину. Мессинг попросил достать письмо, которое привозила ему женщина. Она достает, все тот же синий казенный конверт и залитые слезами строчки письма. Мессинг смотрит на расплывшиеся строчки и опять приходит к выводу, что человек, написавший эти строки, мертв. Ну, а кто же тогда стоит перед ним?
- Ваше имя Владик?
- Да, меня зовут Владислав..
- Вы сами писали это письмо?
- Нет…
И тут Мессинг понял все.
- Кто писал это письмо?
- Письмо написал мой друг под мою диктовку. Я тогда лежал в больнице, сам писать не мог…
- Теперь все ясно. Что с вашим другом?
- Он умер… Как-то совершенно неожиданно
И после этого Мессинг обратился к матери. Он попросил у нее прощения за те слезы, которые она пролила после их встречи. Но ведь женщина дала Мессингу письмо, и сказало, что его написал сын. А Мессинг четко видел, что рука, писавшая эти строки, мертва.
Первого сентября 1939 года началась Вторая мировая война, Гитлер, вооруженный бронированными машинами, нарушил границы Польши. Вольф Мессинг понимал, что оставаться на территории, оккупированной фашистами, ему просто нельзя. Уже тогда его голова была оценена фашистским правительством в 200 000 марок, огромные деньги по тем временам. А произошло это из-за того, что еще в 1937 году Мессинг, выступая в одном из театров Варшавы, предсказал Гитлеру гибель в том случае, если он повернет на восток. Гитлер прекрасно знал об этом предсказании, так как практически все польские газеты напечатали его на первой полосе.
В то время Вольф жил у отца в маленьком местечке. Гитлеровцы очень быстро сумели это местечко оккупировать и создали в нем гетто. Мессинг сумел сбежать из этого местечка и добраться до Варшавы, а вот все его близкие, оставшиеся там, вскоре были уничтожены в Майданеке.
Некоторое время в Варшаве Вольф скрывался в подвале и одного человек, который торговал мясом. Но как-то вечером Мессинг вечером вышел на улицу и был схвачен немецким патрулем. На вопрос офицера «Кто он», Мессинг ответил, что он – художник. Офицер долго вглядывался в лицо Вольфа, а потом заявил, то он его узнал, что он – Вольф Мессинг, человек, предсказавший смерть самому фюреру.

Офицер как следует размахнулся и ударил Вольфа Мессинга по лицу. Кровь он выплюнул вместе с шестью передними зубами. Затем Вольфа отвели в полицейский участок и оставили в карцере. Но даже в такой критической ситуации дар Вольфа Мессинга не подвел его. Усилием своей воли он заставил зайти в карцер всех до единого фашистов, которые были в участке. Причем, зашли действительно все, начиная от начальника участка и заканчивая часовым, который обязан был стоять на улице. Сам Мессинг лежал в карцере совершенно неподвижно, претворившись мертвым.

Когда за последним немцем прикрылась дверь, Мессинг очень резко вскочил, и выбрался из карцера, задвинув за собой защелку.
Решением Мессинга стало проникновение на территорию Советского Союза. Там ему должно быть наиболее безопасно. Пробирался он тайком, по ночам, и наконец-то перейдя на противоположный берег Западного Буга оказался на советской территории.
В СССР Мессингу на первых порах пришлось очень туго. Ведь он абсолютно никого здесь не знал, по-русски говорил очень плохо. Да и в те времена в Союзе отрицательно относились к различным гадалкам, прорицателям и хиромантам, к кому и причислили Мессинга.

Правда, нашелся один человек, который решил его поддержать. Это был П. А. Абрасимов - заведующий отделом искусств.
Довольно сильно рискуя, он определил Вольфа Мессинга к артистам, которые обслуживали Брестский район. Постепенно жизнь начала налаживаться. В 1940 году, в мае месяце Мессинга направляют в Минск, и он начинает гастролировать по все Белоруссии.
Однажды в городе Гомеле, во время гастролей, к нему подошли два мужчины в форменных фуражках. Они извинились перед залом, прервали опыт, который в данный момент проводил Мессинг и забрали его с собой. Как выяснилось позже, Мессинга отвезли в Сталину. Вольф потом вспоминал свою встречу с «отцом народов».
Ехали куда-то, затем завели в помещение, позже выяснилось, что это гостиница, оставили одного. Через некоторое время вышел мужчина с усами, мессинг его узнал и сказал ему:
- Здравствуйте. Я вас носил на руках.
Сталин очень удивился:
- Как это?
- Да на демонстрации первого мая…
Разговаривали достаточно долго о Польше, о Пислудском, о том, с кем встречался из руководителей Речи Посполитой Мессинг. После того, как разговор был окончен, Сталин сказал Мессингу.
- Ох, и хитры вы!
- Это не я хитрый, это вы – хитрец, - ответил Мессинг.

Позже он еще встречался со Сталиным. Возможно, именно по его поручению Вольфу устраивали различные проверки. Одна из таких проверок чуть не закончилась трагически.
Мессингу было дано задание взять в Госбанке 100 000 рублей по совершенно чистой бумажке. Для него такое задание не составляло особого труда. Он подошел к кассе и дал в руки кассиру чистый листок, вырванный из школьной тетради. Кассир довольно преклонного возраста внимательно посмотрел на бумагу и начал отсчитывать деньги. На самом деле, этот опыт напомнил Мессингу его первую попытку подчинения людей свой воле, когда он ехал в поезде без билета. Но теперь ему совершенно не трудно было выполнить подобное задание.

Мессинг сложил полученные деньги в чемодан и отошел на середину банковского зала. К нему сразу же подошли свидетели, которые должны были подтвердить факт проведения данного эксперимента. После того, как необходимые акты были подписаны, Мессинг с тем же чемоданом подошел обратно к кассиру. Тот внимательно посмотрел на Мессинга, а затем перевел взгляд на чистый лист, который он насадил на тот же гвоздик, где лежали погашенные чеки. Кассир неловко дернулся и захрипел. У него случился инфаркт, но, к счастью, вскоре он поправился.
После того, как Мессинг прошел подобную проверку, ему разрешили выступать с концертами, где он демонстрировал опыты по чтению мыслей. Сам же Мессинг свои выступления называл психологическими опытами.

Как раз в то время, после подписания акта Молотова-Риббентропа, в советской прессе было огромное количество статей, славивших дружбу русских с немцами, а также Сталина, который избавил советский народ от войны.
Как-то раз Мессинга пригласили на выступление в одно из самых, с одной стороны, элитных мест, а с другой – одно из самых зловещих в Москве. Речь идет о клубе НКВД. Выступил Мессинг отлично, и, как обычно, в самом конце он отвечал на записки. Вопросы в них были безобидные, касающиеся различных мелочей. Те люди, которые могли задавать острые вопросы в то время уж сидели за колючей проволокой. И вдруг среди записок он увидел вопрос, который гласил: «Что вы думаете о советско-германском пакте о ненападении». Если бы это был кто-то другой, а не Мессинг, то он бы просто не обратил внимания на эту записку или проговорил бы дежурные слова о дружбе двух великих народов. Но это был Мессинг, и он никогда не был осмотрительным. Как только он увидел вопрос, то, как он вспоминал позже, у него перед глазами «пошла картинка». И он сразу же постарался донести до зала то, что он видел. А видел он… танки с красными звездами на улицах Берлина.
В зале наступила мертвая тишина. Для того, чтобы стало понятно, что значили эти слова в то время, необходимо было в то время жить. И надо было понимать, кто сидел в зале. А ведь это были следователи, оперативные работники, которые сами отправляли тех, кто осмеливался говорить что-то подобное в лагеря или на расстрел. Часть работников НКВД, сидевших ближе всего к дверям, начали потихоньку выходить оттуда, как будто пытаясь откреститься и сказать, что их там и не было.

Продолжение у этого случая было, но не совсем такое, как можно было бы ожидать. Откуда- то о высказывании Мессинга стало известно в Германии, и Наркомат иностранных дел СССР начал приносить свои извинения и объяснять, что мнение одно частного лица ни в коем случае не является мнением все страны.

Очень быстро постарались все предать забвению, а заодно и человека, который спровоцировал все эти события. Для Мессинга это был не самый плохой вариант. Правда, повсеместно исчезли афиши с его фамилиями, и по Москве начали ползать темные слухи о печальной его кончине. Но все оказалось ложью, тогда поползли слухи, что якобы сам Сталин запретил трогать Мессинга.
Но когда началась война, Мессинга вспомнили очень быстро. Ему опять разрешили выступать, разъезжая по стране. Ему писали десятки тысяч людей или пытались встретиться с ним после концерта, в надежде узнать судьбу своих близких людей, находящихся на фронте. Но Мессинг не помогал никому, потому что он боялся сделать счастливой одну семью, а несчастной – десятки.

В самый разгар Великой Отечественной войны в 1943 году Воль Мессинг выступает в Новосибирском театре оперы и балета. Опять отвечает на вопросы. И вдруг он читает записку «Когда кончится эта война?» Как только он прочел эти слова, перед ним, также как когда-то в клубе НКВД, перед глазами появилась картинка, и он четко увидел перед своим мысленным взором дату – «8 мая», а вот год разглядеть он не смог.

Предсказание Мессинга, естественно, стало известно Сталину. Как вспоминал потом сам Мессинг, что после того, как уже была подписана капитуляция Германии, Мессинг получил от Сталина телеграмму, в которой тот поздравлял его за точность даты. Хотя, как известно, День Победы – 9 мая и Мессинг ошибся всего на 1 день.

Во время великой Отечественной войны Мессинг очень много выступал. Причем, ему все равно было, где выступать – и в концертных залах, и в заводских цехах и даже просто под открытым небом. За свои выступления получал он очень хорошо. И, благодаря этому, на собственные средства он построил два самолета и передал их на фронт. Один – в 1942 году, а второй - в 1944 году.
После Второй Мировой войны Мессинг продолжил ездить по стране со своими психологическими опытами. В 1950 году непосредственное начальство Мессинга решило составить текст, объясняющий материалистическую сущность его опытов. Но сами начальники обосновать научно это не могли, именно поэтому они обратились в Институт философии Академии наук СССР. Для философской науки те времена были очень трудными. Единственному, кому позволялось философствовать, был сам Сталин. Бытовало мнение, что все, что можно, в философии уже открыто и объяснено и ничего нового добавить практически невозможно. Именно поэтому, столкнувшись с феноменом Мессинга, ученые попытались подогнать под те законы, которые в то время существовали, а то, что под эти законы не подпадало, просили вообще не показывать. Вообще, Мессинг долгое время выступал по определенной инструкции.

Все выступления Мессинга проводились по одной, единожды отработанной программе. Мессинг выбирал человека из зала, брал его за запястье и отгадывал его желание. Список желаний, как правило, был однообразный – извлечь какой-либо предмет, найти в зале человека, пересчитать у дамы в сумочке деньги и так далее. Все действия Мессинга укладывались в гипотезу о феноменальной наблюдательности. Что он мог улавливать еле заметные идеомоторные движения мускулатуры, реагирующей не то или иное желание человека. А Мессинг это замечал, сопоставлял и только после этого расшифровывал. То, что у него может быть совершенно иная природа его таланта, об этом даже не говорилось.
Как правило, в конце своего концерта Мессинг показывал уже опыт с бесконтактным, мысленным приказом. Для этого он должен был найти в зале какого-то человека, ели какую-либо вещь или самому совершить что-то. Для того чтобы провести такой опыт он, вместе с членами жюри, выходил из зала. Члены жюри следили за чистотой этого опыта. После того, как Мессинга выводили из зала, оставшиеся члены жюри прятали вещь или загадывали желание вместе с каким-нибудь активным представителем из зрительного зала. Мессинга вводили и он, к восторгу всех присутствующих, все находил или правильно исполнял.

Уже в 1960 году с Вольфом Мессингом произошел один очень интересный случай, который он прекрасно запомнил.
Он выступал в редакции одной из газет. После того, как сеанс был завершен, Вольфа пригласили в кабинет к главному редактору данной газеты. В кабинете присутствовало еще 10 журналистов. И разговор, естественно, зашел о телепатии. И кто-то из журналистов высказал свои сомнения по поводу таких возможностей. Мессинг, еще не отошедший от выступления, да и еще подзадоренный журналистами пообещал им продемонстрировать силу телепатии. Он предложил всем взять в руки свои блокноты. Кто-то с любопытством, а кто-то, скептически улыбаясь, но блокноты достали все. У кого не оказалось блокнота под рукой, со стола главного редактора взяли чистые листы. Каждый взял в руки вечное перо.
Мессинг начал весело командовать:

- Запишите в свои блокноты. Так, сегодня пятое июня… Простите, как ваша фамилия?, - обратился он к одному из журналистов.
-Иванов Иван Иванович, - ответил тот.
- так вот, пишите, в промежутке между 20 и 25 июня Иванов Иван Иванович получит серьезное повышение по службе. Как только это произойдет, позвоните мне и сообщите, и вы поймете, кто в нашем споре прав.

22 июня Мессингу позвонило 4 человека: Иванов Иван Иванович был назначен главным редактором одной из крупнейших газет страны. Этот случай стал широко известен по всей стране.
Во времена, когда грянул Карибский кризис, к Мессингу обратился один человек, который его знал. После он вспоминал, что ошарашил Мессинга с порога вопросом:
- Вольф Григорьевич, вы что-то слышали о том, что Куба находится в блокаде. Если начнется атомная война – то это конец…
На что Мессинг решил войти в состояние самокаталепсии и попросил, когда он этого состояния достигнет, дать ему в руки карандаш. Окружающие его, среди которых был врач, так и сделали. В состоянии самокаталепсии Мессинг написал на листе бумаги карандашом «Мир будет». После, когда он пришел в себя, он объяснял это так, что его подсознание связалось с кем-то или чем-то, владеющим информацией, и получил ответ.
Закончил свою жизнь Вольф Мессинг в Москве, будучи заслуженным артистом РСФРСР. До последнего его выступления проходили с оглушительным успехом. Он умел держать зрителей в напряжении, но и сам выкладывался полностью.
Последний его концерт состоялся в кинотеатре «Октябрь» в Москве в 1974 году. На этом сеансе он выкладывался как никогда, потому что, может быть знал, что оно последнее. Через несколько дней этого уникального человека не стало.

Нострадамус

Павел Глоба

Вольф Мессинг

Эдгар Кейси

Артур Кларк

Матрона Московская

Джуна Давиташвили

Кассандра

Серафим Саровский

Конец света